Луганск в эмиграции

У художников-переселенцев из Донецка есть «Изоляция». А о луганском современном искусстве и акционизме почти не знали не только вне Донбасса, но даже в соседнем Донецке. Эту несправедливость должен исправить созданный луганской молодежной организацией «СТАН» при поддержке Goethe-Institut Виртуальный музей культуры и активизма 2004-2013 Luhansk’s Art & Facts. А еще – сохранить то, что осталось в «прошлой» жизни и исчезает не только физически, но и из памяти, пишет cultprostir.ua.

Музей, посвященный искусству яркого «межреволюционного» десятилетия в жизни Луганска, имеет несколько разделов: События, Движения, Артефакты, Локации и, наконец, Персоналии. Фото некоторых из этих персоналий могут ввести в оторопь тех, кто следит за новостями из «Луганской народной республики» – например, здесь есть поэтесса Елена Заславская, написавшая бессмертные строки про «Лучше в рот у Моторолы Детородный орган брать…», и старый луганский рок-н-рольщик Дядя Джо (Андрей Ермолов), осужденный за двойное убийство с расчлененкой, но выпущенный на свободу боевиками «ЛНР». Но в том-то и дело, что переписывание довоенной арт-истории Луганска не входило в планы организаторов музея – а из нее не выкинешь ни Заславскую, ни Ермолова.

О стереотипах по поводу Луганска, о том, как трудно прощать «своих», и о том, почему далеко не все старые друзья по луганской арт-тусовке взяли в конфликте сторону Украины, мы поговорили с руководителем «СТАН» Ярославом Минкиным и Константином Скоркиным – одним из идеологов «СТАН», ныне живущим в Москве и приехавшим в Украину впервые за два года.

Детальніше у матеріалі http://cultprostir.ua/ru/post/otkrylsya-virtualnyy-muzey-luganskogo-iskusstva